<<< Перейти на стр. В СВЕТЕ ИСТИНЫ >>>  



скачать

Перевод и изложение
Л.Н.Толстого с его примечаниями
 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА
К ЕВАНГЕЛИЮ

 

         Это краткое изложение Евангелия есть извлечение из большого сочинения, которое лежит в рукописи и не может быть напечатано (в России).
Сочинение состоит из четырех частей:

1. Изложение того хода моей личной жизни и моих мыслей, который привел меня к убеждению в том, что в христианском учении находится истина.
2. Исследование христианского учения сначала по толкованиям одной православной церкви, потом по толкованиям вообще церкви, апостолов и так называемых отцов церкви, и раскрытие того, что есть ложного в этих толкованиях.
3. Исследование христианского учения не по этим толкованиям, а только по тому, что дошло до нас из учения Христа, приписанного ему и записанного в евангелиях.
4. Изложение настоящего смысла христианского учения, причин, по которым оно было извращено, и последствий, которые должна иметь его проповедь.

Из третьей части составилось его изложение. *)

Соединение четырех евангелий сделано мною по смыслу учения. При этом соединении мне не пришлось почти отступать от того порядка, в котором изложены евангелия, так что при моем соединении не только не больше, но скорее меньше перемещений стихов евангелия, чем в большинстве известных мне конкордий и нашего Четвероевангелия Гречулевича.
____________________________________
*) Изложение это не представляет собою дословного извлечения из подробного «Исследования Евангелия». Для большей ясности оно было вновь свободно исправлено и обработано Львом Николаевичем при этом извлечении.

В евангелии Иоанна по моему соединению нет совсем перемещений, а оно все изложено в том же порядке, как и в подлиннике.
Разделение Евангелия на 12, или на 6 глав (соединяя по две главы в одну), вытекало само собою из смысла учения. Вот смысл этих глав:

1. Человек – сын бесконечного начала, сын этого Отца не плотью, но духом.
2. И потому человек должен служить этому началу духом.
3. Жизнь всех людей имеет божественное начало. Оно одно свято.
4. И потому человек должен служить этому началу в жизни всех людей. Это воля Отца.
5. Служение воле Отца жизни - дает жизнь.
6. И потому удовлетворение своей воли не нужно для жизни.
7. Жизнь временная есть пища жизни истинной.
8. И потому истинная жизнь – вне времени: она в настоящем.
9. Обман жизни во времени; жизнь прошедшего и будущего скрывает от людей истинную жизнь настоящего.
10. И потому человек должен стремиться к тому, чтобы разрушать обман временной жизни прошедшего и будущего.
11. Истинная жизнь есть жизнь настоящего, общая всем людям, и выражается любовью.
12. И потому живущий любовью в настоящем, общею жизнью всех людей, соединяется с Отцом, началом и основой жизни.

Каждые две главы имеют между собой связь следствия и причины.
Кроме двенадцати глав, к изложению присоединены: введение из 1 главы евангелия Иоанна, в котором писатель говорит от себя о смысле всего учения, и – заключение из Послания того же писателя (написанного, вероятно, прежде евангелия) и содержащее общий вывод всего предшествующего.
Введение и заключение не составляют существенной части учения. Несмотря на то, что как введение, так и заключение могли бы быть опущены без потери для смысла учения (тем более, что эти части написаны от лица Иоанна, а не Иисуса), я удержал их потому, что при простом понимании учения Христа части эти, подтверждая одна другую и все учение, в противоположность странным толкованиям церкви, представляют самое простое указание на тот смысл, который должен быть придаваем учению.
В начале каждой главы, кроме краткого определения содержания, я выставил еще и слова молитвы, которою Иисус учил молиться учеников, соответствующие каждой главе.
Окончив свою работу, я, к удивлению и радости своей, нашел, что молитва Господня есть не что иное, как в самой сжатой форме выраженное все учение Иисуса в том самом порядке, в котором уже были расположены мною главы, и что каждое выражение молитвы соответствует смыслу и порядку глав.
1. Отче наш.
Человек – сын Бога.
2. Иже еси на небесех.
Бог есть бесконечное духовное начало жизни.
3. Да святится имя Твое.
Да будет свято это начало жизни.
4. Да приидет царствие твое.
Да осуществится Его власть во всех людях.
5. Да будет воля Твоя яко на небеси.
И да свершится воля этого бесконечного начала, как в самом себе.
6. И на земли.
Так и во плоти.
7. Хлеб наш насущный даждь нам.
Жизнь временная есть пища жизни истинной.
8. Днесь.
Жизнь истинная в настоящем.
9. И остави нам долги наши, яко же и мы оставляем должникам нашим.
И да не скрывают от нас этой истинной жизни ошибки и заблужения прошедшего.
10. И не введи нас во искушение.
И да не вводят нас в обман.
11. Но избави нас от лукавого.
И тогда не будет зла.
12. Яко твое есть царство, и сила, и слава.
А будет твоя власть, и сила, и разум.

В пространном изложении третьей части, находящейся в рукописи Евангелие по четырем евангелистам изложено все без малейших пропусков. В настоящем же изложении выпущены следующие стихи: зачатие и рождение Иоанна Крестителя, его заключение и смерть, рождество Иисуса, родословие его, бегство с матерью в Египет, чудеса Иисуса в Кане и Капернауме, изгнание бесов, хождение по морю, иссушение смоковницы, исцеление больных, воскрешение мертвых, воскресение самого Христа и указания на пророчества, совершившиеся в жизни Христа.
Стихи эти выпущены в настоящем кратком изложении потому, что, не заключая в себе учения, а описывая только события, совершившиеся перед проповедью Иисуса, во время и после нее, усложняют изложение. Стихи эти, как бы они не были понимаемы, не содержат в себе ни противоречия с учением, ни доказательства его истинности. Единственное значение этих стихов для христианства было то, что неверующему в божественность Иисуса они доказывали ее. Для человека же, понимающего неубедительность рассказа о чудесах и, кроме того, сомневающегося в божественности Иисуса по его учению, стихи эти отпадают сами собой по своей ненужности.
В большом изложении каждое отступление от обычного перевода, каждое вставленное разъяснение, каждый пропуск объяснены и доказаны сличением разных вариантов евангелий, контекстами, филологическими и другими соображениями. В этом кратком изложении все эти доказательства и опровержения ложного понимания церкви, как и подробные примечания с ссылками, опускаются на том основании, что, как бы ни были точны и правильны рассуждения о каждом отдельном месте, - рассуждения эти не могут убедить в истинности понимания смысла учения. Доказательства истинности понимания учения находятся не в рассуждениях об отдельных местах, а в единстве, ясности, простоте, полноте учения и в соответствии его с внутренним чувством всякого человека, ищущего истину.
Относительно, вообще, всех отступлений в моем изложении от принятого церквями теста, читатель должен не забывать того, что столь привычное нам представление о том, что евангелия, все четыре, со всеми стихами и буквами, суть священные книги, есть самое грубое заблуждение.
Читатель должен помнить, что Иисус никогда сам не писал никакой книги, как Платон, Филон или Марк Аврелий, даже не как Сократ передавал свое учение грамотным и образованным людям, а говорил толпе безграмотных; и что только долго после его смерти люди стали записывать то, что слышали о нем.
Читатель должен помнить, что таких записок было очень много различных, из которых церкви выбрали сначала три, потом и еще одно евангелие, что, выбирая эти наилучшие евангелия, церкви, по пословице «не выберешь дубинки без кривинки», должны были захватить в том, что они вырезали из своей огромной литературы о Христе, и много кривинки, что много есть мест в канонических евангелиях столь же плохих, как и в отвергнутых апокрифических.
Читатель должен помнить, что священно может быть учение Христа, но никак не может быть священно известное количество стихов и букв, и не могут сделаться священными стихи отсюда и досюда только потому, что люди скажут, что они священны.
Кроме того, читатель должен помнить, что эти отобранные евангелия – все-таки дело тысяч разных умов и рук человеческих, что они отбирались, прибавлялись и толковались веками, что все дошедшие до нас евангелия IV-го века писаны слитным письмом, без знаков и потому и после IV-го и V-го веков подлежали самым разнообразным чтениям, и что таких разночтений евангельских книг насчитывают до пятидесяти тысяч.
Все это должен помнить читатель, чтобы не сбиться на тот привычный нам взгляд, что евангелия, как они понимаются теперь, так точно и пришли к нам от святого духа.
Читатель должен помнить, что не только не предосудительно откидывать из евангелий ненужные места, освещать одни другими, но, напротив того, неразумно не делать этого, а считать известное число стихов и букв священными.
С другой стороны, я прошу читателя моего изложения евангелия помнить то, что, если я не смотрю на евангелия, как на священные книги, сошедшие от святого духа, я еще менее смотрю на евангелия, как на памятники истории религиозной литературы. Я понимаю и богословский, и исторический взгляд на евангелия, но я смотрю на них иначе, и потому прошу читателя, при чтении моего изложения, не сбиться ни на церковный взгляд, ни на привычный в последнее время образованным людям исторический взгляд на евангелия, которых я не имел.
Я смотрю на христианство не как на исключительное божественное откровение, не как на историческое явление; я смотрю на христианство, как на учение, дающее смысл жизни. Я был приведен к христианству не богословскими, не историческими исследованиями, а тем, что 50-ти лет от роду, спросив себя и всех мудрецов моей среды о том, что такое я, и в чем смысл моей жизни, и получив ответ: ты – случайное сцепление частиц, смысла в жизни нет, и сама жизнь есть зло; и тем, что, получив такой ответ, я пришел в отчаяние и хотел убить себя, но, вспомнив то, что прежде, в детстве, когда я верил, для меня был смысл жизни, и то, что люди, верующие вокруг меня, - большинство людей, не развращенных богатством, веруют и имеют смысл жизни, - я усомнился в правдивости ответа, данного мне мудростью людей своей среды, и попытался понять тот ответ, который дает христианство людям, понимающим смысл жизни. И я стал изучать христианство в том, что из христианского учения руководит жизнью людей. Я стал изучать то христианство, приложение которого я видел в жизни, и стал сличать это приложение с его источником.
Источником христианского учения были евангелия; и в евангелиях я находил объяснение того смысла, который руководил жизнью всех живущих людей.
Но рядом с этим источником чистой воды жизни я видел незаконно соединенную с ним грязь и тину, которая одна заслоняла для меня его чистоту; рядом с высоким христианским учением я нашел связанное с ним, чуждое ему, безобразное учение еврейское и церковное. Я находился в положении человека, который бы получил мешок вонючей грязи, и только после долгой борьбы и труда нашел бы, что в этом мешке, заваленном грязью, действительно лежат бесценные жемчужины; понял бы, что он не виноват в своем отвращении к вонючей грязи, и не только не виноваты, но достойны любви и уважения те люди, которые собрали и хранили этот жемчуг вместе с грязью.
Я не знал света; думал, что нет света истины в жизни; но, убедившись в том, что люди живы только этим светом, я стал искать его источник и нашел его в евангелии, несмотря на лживые толкования церквей. И, дойдя до этого источника света, я был ослеплен им и получил полные ответы на вопросы о смысле моей жизни и жизни других людей, - ответы, вполне сходящиеся со всеми мне известными ответами других народов, и на мой взгляд превосходящие все.
Я искал ответа на вопрос жизни, а не на богословский вопрос или исторический, и потому для меня главный вопрос не в том, Бог или не Бог был Иисус Христос, и от кого исшел святой дух и т.п.; одинаково не важно и не нужно знать, когда и кем написано какое евангелие и какая притча может или не может быть приписана Христу. Мне важен тот свет, который освещает 1800 лет человечество, и освещал и освещает меня; а как назвать источник этого света, и какие материалы его, и кем зажжен, - мне все равно.
На том бы могло и кончиться это предисловие, если бы евангелия были книги, открытые теперь, если бы учение Христа не подвергалось 1800-летним лжетолкованиям. Но теперь для понимания учения Иисуса необходимо ясно сознать главные приемы этих лжетолкований. Самый привычный и сросшийся с нами прием лжетолкования состоит в том, что под именем христианского учения проповедывается не учение Христа, а церковное учение, составленное из объяснений самых противоречивых писаний, в которые только как малая часть входит оно, изуродованное и подогнутое под требования объяснения других писаний. Учение Христа по этому лжетолкованию есть только одно из звеньев цепи откровения, начавшегося с начала мира и продолжающегося в церкви до сих пор. Лжетолкователи эти называют Иисуса Богом, но признание его Богом не заставляет их придавать словам и учению, приписываемому Богу, больше значения, чем словам Пятикнижия, Псалмов, Деяний апостольских, Посланий, Апокалипсиса и даже соборных постановлений и писаний отцов церкви.
Лжетолкователи эти не допускают иного понимания учения Иисуса, как такого, которое было бы согласно со всем предшествующим и последующим откровением; так что цель их не в том, чтобы объяснить значение проповеди Христа, а только в том, чтобы найти наименее противоречивый смысл самых невозможно-разноречивых писаний Пятикнижия, Псалмов, Евангелия, Посланий, Деяний, то есть всего, что считается священным писанием.
Объяснений таких, имеющих целью не истину, а согласование несогласимого, то есть писаний Ветхого и Нового Завета, очевидно, может быть бесчисленное количество, и таково оно есть. Таковы послания Павла, постановления соборов, начинающиеся формулой: «изволися нам и св.Духу». Таковы постановления пап, синодов, хлыстов и всех лжетолкователей, утверждающих, что их устами говорит св. дух. Все они употребляют один и тот же грубый прием утверждения истины своего толкования тем, что толкование их есть не людское толкование, а толкование св.духа.
Не входя в разбор самих вер этих, называющих себя каждая истинной, нельзя не видеть того, что в общем им всемхарактерен прием признания огромного количества, так называемых, писаний Ветхого и Нового Завета одинаково священными, за которымлежит непреодолимая, ими самими поставленная себе преграда для понимания учения Христа, и еще того, что из этого заблуждения вытекает та самая возможность и даже необходимость бесконечно-разнообразных толкований учения. Только согласование всех откровений может быть бесконечно различно: толкование же учения одного лица, почитаемого за Бога, не может не рождать разногласия. Учение Бога, сошедшего на землю, чтобы научить людей, по самой цели сошествия Бога на землю, не может быть понимаемо различно. Если Бог сошел на землю, чтобы открыть истину людям, то наименьшее, что он мог сделать, это то, чтобы открыть истину так, чтобы все ее поняли; если же он этого не сделал, то он не был Бог; если же истины божеские таковы, что и Бог не мог их сделать понятными для людей, то люди уже никак не могут этого сделать.
Если Иисус не Бог, а великий человек, то учение его еще меньше может породить разногласия. Учение великого человека только тем и велико, что оно понятно и ясно высказывает то, что другие высказывали непонятно и неясно. То, что непонятно в учении великого человека, то и невелико; и потому ни одно учение великого человека не порождало секты. Только такое толкование, которое утверждает, что оно есть откровение св.духа, что оно единое истинное, что все остальные ложь, - только такое толкование порождает разногласие и вытекающую из него взаимную враждебность церквей между собой. Сколько бы не говорили церкви всяких исповеданий о том, что они не осуждают другие исповедания, молятся о присоединении и не имеют к ним ненависти, - это несправедливо. Никогда ни одно утверждение какого бы то ни было догмата, начиная с Ария, не вытекало не из чего другого, как из осуждения во лжи противоположного догмата. Заявление же о том, что выражение такого-то догмата есть выражение божественное, св.духа, есть высшая степень гордости и недоброжелательства к другим людям: высшей гордости, - потому что ничего нельзя сказать горделивее, как то, что сказанные мною слова сказал через меня сын Бога; и недоброжелательства потому, что признание себя в обладании единой несомненной истиной включает утверждение о лживости всех несогласных. А между тем только это самое говорят все церкви, и из этого одного вытекает и вытекало все зло, которое во имя веры совершалось и совершается в мире.
Но кроме того временного зла, которое производит такое толкование церквей и сект, оно имеет и другой важный внутренний недостаток, придающий неясный, неопределенный и недобросовестный характер их утверждениям. Недостаток этот состоит в том, что все церкви, признав последним – откровение св.духа, сошедшего на апостолов и перешедшего и переходящего на мнимо избранных, нигде не выражают прямо, определенно и окончательно, в чем состоит это откровение; а между тем на этом мнимо продолжающемся откровении основывают свою веру и называют ее Христовой. Все церковники, признающие откровение св.духа, так же, как и магометане, признают три откровения: Моисея, Иисуса и св.духа. Но по магометанской вере считается, что, после Моисея и Иисуса, Магомет есть последний пророк, объяснивший значение откровения Моисея и Иисуса, и это откровение Магомета всякий правоверный имеет перед собою.
Но не то с церковной верой. Она, как и магометанская, признает три откровения: Моисеево, Иисусово и св.духа, но она не называет себя по имени последнего откровения, - святодуховскою, а утверждает, что основа ее веры есть учение Христа. Так что учение они проповедуют свое, а авторитет этого учения приписывают Христу. Церковники, признавая последним откровением, объясняющим все предшествовавшие, кто – Павла, кто – одни, кто - другие соборы, кто – пап, кто – патриархов, должны бы были так и сказать и называть свою веру по имени того, кто имел последнее откровение. И если последнее откровение – отцы, или послания восточных патриархов, или папские постановления, или силлабус, или катехизис Лютера, или Филарета, то так и сказать, и так и назвать свою веру, потому что последнее откровение, объясняющее все предшествующие, всегда и будет главным откровением. Но они не делают этого, а вместо того, проповедуя самые чуждые Христу учения, утверждают, что эти учения проповедовал Христос. Так что по их учению выходит, что Христос объявил то, что он искупил своею кровью род человеческий, павший в Адаме, что Бог – Троица, что св.дух сошел на апостолов и перешел через рукоположение на священство, что для спасения нужны семь таинств, что причастие должно быть в двух видах и т.п. Выходит, что все это есть учение Христа, когда в учении Иисуса нет ни одного намека ни о чем этом. Лжеучители эти должны называть свое учение, свою веру, учением и верой св.духа, а не Христовой; потому что Христовой верой можно называть только ту веру, которая откровение Христа, дошедшее до нас в евангелиях, признает последним откровением.
Казалось бы, что это так просто, что не стоило бы и говорить про это; но как ни странно это сказать, до сих пор еще не отделено учение Христа, с одной стороны, - с искусственного, ничем не оправданного согласования его Ветхим заветом, с другой стороны – от тех произвольных дополнений и извращений учения, которые делаются во имя св.духа.
До сих пор одни, называя Иисуса вторым лицом Троицы, понимают его учение не иначе, как в связи с теми мнимыми откровениями третьего лица, которые они находят в Ветхом завете, в посланиях, соборных отеческих постановлениях, и проповедуют самые странные веры, утверждая, что это вера Христова.
Другие, не признавая Иисуса Богом, точно так же понимают его учение не так, как оно могло быть проповедуемо им, но как оно понимается Павлом и другими его толкователями. Признавая Иисуса не Богом, а человеком, эти толкователи лишают Иисуса самого законного человеческого права – отвечать за свои слова, а не за лжетолкователей его слов. Стараясь объяснить учение Иисуса, эти ученые толкователи навязывают Иисусу то, чего он никогда не думал говорить. Представители этой школы толкователей, начиная с самого популярного из них, Ренана, не потрудившись выделить из учения Христа того, чему учил сам Христос, от того, что на него наклепали его толкователи, не потрудившись понять это учение сколько-нибудь глубже, - стараются понять смысл явления Иисуса и распространения его учения из событий жизни Иисуса и условий его времени.
Задача, которую им предстоит решить, состоит в том, что 1800 лет тому назад явился какой-то нищий и что-то наговорил. Его высекли и повесили. И с тех пор, - несмотря на то, что было много и много праведников, погибших за свою правду, - миллиарды людей умных и глупых, ученых и безграмотных, не могут отделаться от мысли, что этот, только этот, человек был Бог. Как объяснить это удивительное явление? Церковники говорят, что это произошло от того, что Иисус был Бог. И тогда все понятно. Но если он не был Бог, то как объяснить то, что именно этот простой человек всеми признан Богом? И ученые этой школы старательно разыскивают все подробности жизни этого человека, не замечая того, что сколько бы ни отыскали подробностей (в действительности же ровно ничего не отыскали), если бы они даже восстановили всю жизнь Иисуса до мельчайших подробностей, вопрос о том, почему он, именно он, имея такое влияние на людей, остался бы все-таки без ответа. Ответ не в том, в какой среде родился Иисус, и кто его воспитывал и т.п., и еще менее в том, что делалось в Риме, и что народ был склонен к суеверию и т.п., а только в том, что проповедовал этот человек такое особенное, что заставило людей выделить его из всех других и признать его Богом тогда и теперь? Казалось бы, что первое, что надо сделать, это – постараться понять учение этого человека и понять, само собой разумеется, именно его учение, а не те грубые толкования его учения, которые распространялись и распространяются после него. А этого-то и не делают. Эти ученые историки христианства так обрадовались тому, что они поняли, что Иисус не был Бог, и так им хочется доказать, что учение его не божественное и потому необязательное, что, забывая то, что чем больше они докажут то, что он был простой человек, и что учение его не божественное, тем дальше они будут от разумения занимающего их вопроса, - они все силы напрягают на то, чтобы доказать, что он был простой человек, и что потому учение его не божеское. Чтобы видеть ясно это удивительное заблуждение, стоит вспомнить статью Navet, последователя Ренана, который утверждает, что Jesus Christ n’avait rien de chretien, или Souris, который с восторгом доказывает, что Иисус Христос был очень грубый и глупый человек.
Дело не в том, чтобы доказать, что Иисус не был Бог, и что потому его учение не божеское, и не в том, чтобы доказать, что он не был католик; а в том, чтобы понять, в чем состояло, во всей чистоте его, то учение, которое было так высоко и дорого людям, что проповедника этого учения люди признали и признают Богом.
И потому, если читатель принадлежит к огромному большинству образованных, воспитанных в церковной вере людей, но отрекшихся от ее несообразностей с здравым смыслом и совестью (остались ли у такого человека любовь и уважение к духу христианского учения, или он по пословице: осердись на блох, - и шубу в печь, - считает все христианство вредным суеверием), я прошу такого читателя помнить, что то, что отталкивает его, и то, что представляется ему суеверием, не есть учение Христа, что Христос не может быть повинен в том безобразном предании, которое приплели к его учению и выдавали за христианство; что для того, чтобы судить о христианстве, надо изучать только одно учение Христа, как оно дошло до нас, то есть те слова и действия, которые приписываются Христу и которые имеют учительное значение.
Изучая таким образом учение Христа, такой читатель убедится, что христианство не только не есть смешение высокого с низким, не только не есть суеверие, но есть самое строгое, чистое и полное метафизическое и этическое учение, выше которого не поднимался до сих пор разум человеческий, и в кругу которого, не сознавая того, движется человеческая деятельность, политическая, научная, поэтическая и философская.
Если читатель принадлежит к тому ничтожному меньшинству образованных людей, которые держатся церковной веры, исповедуя ее не для внешних целей, а для внутреннего спокойствия, я прошу такого читателя помнить, что учение Христа, изложенное в этой книге, несмотря на одинаковость названия, есть совершенно другое учение, - а не то, которое он исповедует, и что потому вопрос для него не в том, согласно ли или не согласно предлагаемое учение с его верою, а только в том, какое учение согласно с его разумом и сердцем, - его ли церковное учение, составленное из согласований всех писаний, или одно учение Христа? Вопрос для него только в том, хочет ли он принять новое учение или оставаться в своей вере?
Если же читатель принадлежит к тем людям, внешне исповедующим церковную веру и дорожащим ею не потому, что они верят в истину ее, а по внешним соображениям, потому что они считают исповедание и проповедание ее выгодным для себя, то пусть такие люди помнят, что, сколько бы у них не было единомышленников, как бы сильны они ни были, на какие бы престолы ни садились, какими бы ни называли себя высокими именами, они не обвинители, а обвиняемые. Такие читатели пусть помнят, что им доказывать нечего, что они давно сказали, что имели сказать, что если бы они даже и доказали то, что хотят доказать, то доказали бы только то, что доказывают, каждое для себя, все сотни отрицающих друг друга исповеданий церковных вер; что им не доказывать нужно, но оправдываться: оправдываться в кощунстве, по которому они учение Иисуса-Бога приравняли к учениям Ездры, соборов и Павла и позволяли себе слова Бога перетолковывать и изменять на основании слов людей; оправдываться в клевете на Бога, по которой они все те изуверства, которые были в их сердцах, свалили на Бога-Иисуса и выдавали их за его учение; оправдываться в мошенничестве, по которому они, скрыв учение Бога, пришедшего дать благо миру, поставили на его место свою свято-духовскую веру и этой подстановкой лишили и лишают миллиарды людей того блага, которое принес людям Христос, и вместо мира и любви, принесенных им, внесли в мир секты, осуждение, убийства и всевозможные злодейства.
Для этих читателей только два выхода: смиренное покаяние и отречение от своей лжи, или гонение тех, которые обличают их за то, что они делают и делали.
Если ни не отрекутся от лжи, им останется одно – гнать меня, на что я, оканчивая свое писание, готовлюсь с радостью и со страхом за свою слабость.

Лев Толстой Ясная Поляна, 1883г. *)
___________________________

*) Последние поправки в этом предисловии сделаны автором 19 января 1904г.

 

* * *

НАВЕРХ


© Copyright 2007  happywelcome.ru
 FinalBible.com  E-mail:  mail@finalbible.com  Перейти на стр. В СВЕТЕ ИСТИНЫ >>>
реклама, обмен ссылками:
  Tnx.net