глава 16 том 1

СОВРЕМЕННАЯ ДУХОВНАЯ НАУКА


 

Современная духовная наука! Кто только не становится под ее знамена! Кто только не объединяется там, и кто только из них не борется друг с другом! Попурри из серьезных поисков, малых знаний, великих планов, тщеславия и глупости; масса пустой болтовни - а еще больше бесстыдного делячества. Нередко из всего этого хаоса расцветает зависть, безграничная ненависть, находящая выход в коварной мстительности самого низкого пошиба.

В подобных обстоятельствах, разумеется, не приходиться удивляться тому, что многие обходят эту ярмарку тщеславия стороной, страшась отравиться при одном прикосновении к ней. Не так уж они и неправы; ибо в поведении бесчисленных приверженцев духовной науки действительно нет ничего прельстительного, а еще менее - притягательного; более того, человека другого плана все в них настораживает.

Странно только, что всю эту так называемую "духовную науку", которую многие злонамеренно или по незнанию путают с "наукой о духах", еще и теперь считают некой бесхозной территорией, на которой каждый беспрепятственно, разнузданно и безнаказанно может творить любые бесчинства.

Такой ее считают. Однако богатейший опыт убедил нас в том, что это не так!

Бесчисленное множество пионеров в этой области, достаточно легковерных, чтобы полагать, что воображаемые знания позволят им сделать несколько шагов вперед в исследованиях, стали беспомощными жертвами своей собственной беспечности. Печально лишь то, что все эти жертвы пали, так и не свершив ровно ничего для человечества!

Собственно, каждый из этих случаев мог бы послужить доказательством того, что избранный путь неправилен, ибо приносит только вред и даже порчу вместо Благодати. Однако этих ложных путей продолжают держаться со странным упорством, идя на новые жертвы; о каждой обнаруженной крупице впервые распознанного ими, само собой разумеющегося в Грандиозности Творения, подымают страшный крик, пишут бесчисленные трактаты, которые могут только отвратить многих серьезно ищущих, ибо в сочинениях этих явственно обнаруживается блуждание в потемках.

Все эти проводимые до сих пор исследования правильнее было бы назвать опасной забавой с благими намерениями.

Нельзя безнаказанно вступать на территорию духовной науки, представляющуюся бесхозной, не осмыслив прежде того Всей Полноты Духовных Законов. Каждое сознательное или неосознанное противодействие Этим Законам, то есть "несоблюдение" Их, равнозначное Их нарушению, должно в неотвратимом обратном действии поразить дерзких, непочтительных или легкомысленных, не придерживающихся Их строго или не способных Их придерживаться.

Пытаться проникнуть в Сферу Неземного земными средствами равнозначно тому, как завести в девственный лес и оставить там одного неопытного и не ведающего о земных опасностях ребенка; в лес, из которого невредимым может выбраться только надежно для этого снаряженный, сильный и осторожный взрослый человек.

Не иначе обстоит дело в наши дни и с приверженцами духовной науки при их нынешнем образе действий, даже если они воображают, что принимаются за дело всерьез, и действительно познания ради отваживаются на многое, тщась помочь людям перейти границу, у которой они так давно топчутся.

Эти исследователи и поныне там; беспомощные, как дети, бредут они на ощупь, не ведая об опасностях, что каждый миг могут поразить их или через них - других, в том случае, если они своими неловкими попытками проделают брешь в Защитной Стене Природы или отомкнут дверь, которая для блага многих лучше бы оставалась запертой.

И до той поры, пока все, рвущиеся за эти пределы, не будут уверены, что они немедля и непременно одолеют все возможные, грозящие не только им, но и другим опасности, все это нельзя будет назвать ничем иным, как легкомыслием, а отнюдь - не отвагой.

Но самым безответственнейшим образом поступают те "исследователи", что занимаются постановкой экспериментов. На преступность гипноза указывалось уже неоднократно.*

*) Доклад "Гипноз - это преступление"

Исследователи, все еще продолжающие экспериментировать в несколько ином роде, в большинстве случаев совершают достойную сожаления ошибку, сами того не ведая - ибо иначе они бы ее, конечно, не сделали - погружая весьма восприимчивых или медиумических индивидуумов в магнетический или гипнотический сон, чтобы приблизить их к телесно незримым воздействиям "Потустороннего" Мира в надежде увидеть и услышать многое из того, что было бы невозможно, будь подопытный индивидуум в состоянии полноценного "дневного" сознания.

Не менее, чем в 95 из 100 случаев большой опасности подвергают людей, не созревших еще для таких экспериментов; ибо любая форма искусственного форсирования такого самопогружения есть насилие над душой, повергающее ее в состояние восприимчивости, выходящее за пределы, допускаемые ее естественным развитием.

Вследствие этого жертва таких экспериментов оказывается внезапно в душевной сфере, в которой искусственное форсирование лишило ее естественного защитного механизма, которым она, возможно, и не обладала вовсе; ибо возникнуть он мог только как результат собственного, внутреннего нормального развития.

Такой заслуживающий сожаления человек, образно выражаясь, как бы стоит обнаженный, привязанный к столбу, что высится наподобие приманки в самом центре опасной зоны дабы, привлекая к себе еще не известные проявления жизни в этой зоне и даже допуская их воздействие на себя, смочь поведать об этом; или дабы различные испытанные им воздействия в условиях потери его организмом определенных земных субстанций стали зримыми и для других.

Такой подопытный индивидуум иногда способен воспринимать все происходящее и сообщать об этом зрителям, как по телефону; это является следствием того, что его продвинутая вперед душа должна поддерживать связь со своим земным телом.

Если же такая искусственно выдвинутая позиция будет как-либо атакована, то из-за отсутствия естественной защиты противостояние будет для нее невозможным; будучи искусственно выдвинутой в такую сферу сторонней помощью, позиция эта неизбежно падет, ибо к сфере этой она по развитию своему еще или вообще не принадлежит. Так называемый "исследователь", выдвинувший эту позицию в эту сферу из жажды познания, также ничем не сможет ей помочь, ибо сам он чужд сфере, из которой исходит опасность, неопытен и уже поэтому ничего не в состоянии сделать для ее защиты.

Так получается, что исследователи, сами того не желая, становятся преступниками; перед земной справедливостью они за это ответственности не несут. Это, однако, не исключает проявления всей силы обратного действия Духовными Законами, связывающих в единую цепь исследователя и его жертву.

Не один медиум пострадал от тонко-вещественных ударов, которые со временем, а зачастую вскоре или даже немедленно, сопровождались такими грубо-вещественными, то есть телесными проявлениями, за которыми следовали земная болезнь или даже смерть, что не избавляло, однако, жертву от ущерба, нанесенного ее душе.

Однако эти называющие себя исследователями наблюдатели, ввергающие свои жертвы в неведомые сферы, сами при таких опасных экспериментах находятся в большинстве случаев под хорошим земным прикрытием, под защитой своего тела и "дневного" сознания.

Редки случаи, когда они подвергаются опасности вместе с медиумом таким образом, что она тотчас же захватывает и их. Однако в момент земной смерти, то есть при переходе в сферу тонко-вещественную, эти исследователи, связанные со своими жертвами единой цепью, в любом случае должны будут попасть туда, куда, возможно, были увлечены их жертвы; вознестись вновь они смогут лишь вместе и притом очень медленно.

Искусственное вторжение души в иную сферу не следует во всех случаях понимать как процесс, при котором душа оставляет тело и в парении достигает иной сферы. В большинстве случаев душа продолжает спокойно пребывать в теле. Но в результате магнетического или гипнотического сна она становится настолько ненатурально восприимчивой, что реагирует на токи и воздействия гораздо более тонкие, чем это возможно было бы для нее в нормальном состоянии.

Само собой разумеется, что в таком неестественном состоянии душа не может обладать той полнотой силы, которая была бы присуща ей при столь далеком продвижении как следствии внутреннего развития; в этом случае она прочно бы стояла на новой для нее тонко-вещественной почве, противодействуя всем влияниям, с равной им силой.

Из-за такой недостаточной полноты здоровой силы вследствие искусственного вмешательства нарушается равновесие, что неизбежно влечет нарушения. Непременный результат этого - сумеречность всех ощущений, а отсюда - искаженное представление о реальности.

Причиной ложных сообщений и бесчисленных заблуждений является всегда и исключительно вредоносное форсирование, которому подвергают своих подопытных сами исследователи. Поэтому получается, что среди большого количества уже "исследованных" явлений из области оккультных наук многое никак не вяжется со строгой логикой. Эти "результаты" содержат множество заблуждений, не распознанных до сих пор.

Такими явно ложными методами не достигнуто абсолютно ничего, что могло бы быть в какой-то мере полезно или благодатно для людей.

А полезным людям может быть в действительности только то, что помогает их возвышению или хотя бы указывает путь к тому. При таких экспериментах, однако, это изначально и навечно полностью исключается!

Таким искусственным форсированием исследователю порой все-таки удается вытолкнуть, и то лишь единичных, восприимчивых или медиумических индивидуумов из грубо-вещественного земного тела в ближайшую к ним тонко-вещественную сферу; но ни на волос не возвысятся они при этом над тем уровнем, к которому и без того относятся согласно внутренней своей структуре. Более того, посредством такого искусственного форсирования он не сможет перенести такого индивидуума туда, а всего лишь в ближайшее окружение всего земного. Но это ближайшее окружение всего земного содержит только то потустороннее, что еще тесно связано с земным и что вследствие ничтожества, порочности и страстей своих продолжает пребывать в земных оковах.

Естественно, что и в этом окружении может временно задержаться и нечто духовно продвинувшееся. Но на это, вообще говоря, не приходится надеяться. Возвышенное не может там находиться по причинам, непосредственно вытекающим из Законов Природы. Скорее Земля сойдет со своей орбиты или... в человеке окажется пьедестал, пригодный для установки Истинного Света.

Наличие такого пьедестала вряд ли можно предполагать в медиуме или в бредущем на ощупь исследователе. И поэтому эксперименты эти по-прежнему бесцельны и опасны.

Очевидно также и то, что нечто действительно возвышенное не может приблизиться к медиуму, а тем более провещать через него вне присутствия высокоразвитой личности, очищающей все более или менее грубое. О материализациях Высшего Порядка тут не может быть и речи; всего менее, при излюбленных причудливых игрищах с постукиванием, передвиганием предметов и т. д. Пропасть слишком велика, чтобы перебросить мост через нее было простым делом.

Несмотря на присутствие медиума, все эти операции могут быть выполнены только теми потусторонними, кто еще очень тесно связан с материей. Если бы это возможно было иначе, то есть, если бы Высший Мир мог так легко вступать в связь с человечеством, Христу вовсе не нужно было становиться человеком; напротив, Он мог бы выполнить Свою Миссию, не принося Такой Жертвы.* Современный человек по своему душевному развитию бесспорно не выше, чем это было при Земной Жизни Иисуса: поэтому нельзя и полагать, что связь со Светом теперь установить легче, чем это было в то время.

*) Доклад "Спаситель"

Поборники духовной науки теперь, правда, заявляют, что их первоочередная цель - это обнаружение потусторонней жизни, то есть продолжения жизни после земной смерти, и что - при господствующем ныне повсеместном скепсисе - они нуждаются для этого в очень сильном и мощном оружии, то есть осязаемых земных доказательствах, способных прорвать оборонительную линию противника.

Но и этот аргумент не извиняет, однако, продолжающейся легкомысленной игры с человеческими душами!

Кроме того, нет ни малейшей необходимости пытаться непременно убедить злонамеренных противников. Ведь известно, что они не поверили бы и в том случае, если к ним, чтобы возвестить Истину, явился Ангел прямо с Небес. После ухода Его они принялись бы утверждать, что здесь имела место массовая галлюцинация, а никакого Ангела и не было, или отделались бы какой-нибудь иной отговоркой. А если появится нечто или некто, остающиеся земными, то есть не исчезающие и не становящиеся незримыми - найдутся другие увертки; ибо не желающим верить в Потустороннее явления эти покажутся слишком земными.

Они не остановятся и перед тем, чтобы представить такое доказательство обманом, а человека - фантазером, фанатиком или таким же обманщиком. Будь все это слишком земным или чересчур небесным, они все равно найдут повод для критики и сомнения. А если уже совсем не будет иных аргументов, то просто забросают грязью, перейдут к более дерзким нападкам и не остановятся даже перед насилием.

Чтобы убедить таких, не стоит приносить жертвы! Еще менее - для множества так называемых приверженцев. Последние мнят в своем страшном высокомерии, что их в большинстве случаев несколько неясная и фантастическая вера в потустороннюю жизнь дает им право требовать чего-то определенного, чтобы за это, в свою очередь, нечто "увидеть" или "испытать". От своих руководителей они ждут потусторонних сигналов в награду за примерное поведение.

Претензии на нечто само собой разумеющееся, с которыми они носятся, как правило, просто смешны; равно, как и снисходительные ухмылки всезнаек, лишь демонстрирующие их полное невежество. Устраивать для этой толпы какие-то представления просто вредно; ведь они воображают себя столь всезнающими, что сочтут эксперименты эти не более, чем вполне заслуженным развлечением, в котором потусторонние должны играть роль актеров варьете.

Оставим же теперь в стороне крупномасштабные эксперименты, а обратимся к мелким, наподобие столоверчения. Они совсем не так безобидны, как кажется; напротив, в силу невероятной легкости их широкого распространения в них заключается очень серьезная опасность.

Предостеречь от этого следует каждого! Посвященным не остается ничего, как отвернуться в ужасе, увидев, с каким легкомыслием оперируют такими вещами. Какое множество приверженцев стремится продемонстрировать свои "знания" в широких кругах, способствуя распространению опытов со столоверчением; усмехаясь или с заговорщическим шепотом, чуть ли не играючи, проделывают они в семейном кругу эти экзерсисы с буквами и стаканом или другим вспомогательным инструментом, который при легком касании рукой скользит или тянется к различным буквам, из которых таким образом складываются слова.

Распространяясь с умопомрачительной скоростью, это приобрело характер светских развлечений; проделывается это все со смехом, глумлением, а порой и с приятно щекочущим содроганием.

Пожилые и молодые дамы просиживают целыми днями в семейном кругу у столика или в одиночестве перед нарисованными на картонке буквами; если удается, то рисуются буквы вполне определенного начертания; все это ради возбуждающего фантазию фокуса-покуса, в котором, впрочем, нет никакой нужды; ведь все вышло бы и без него, если у ставящего опыты индивидуума есть к этому хоть малейшая склонность. А таких множество!

Приверженцы современной духовной науки и руководители оккультных обществ приходят от этого в восторг; здесь и вправду, складываются слова и фразы, о которых исполнитель ни сознательно, ни неосознанно даже и не помышлял. Все это призвано убедить, увеличивая тем самым ряды приверженцев "оккультного".

На это указывается в трактатах оккультного направления, это отстаивают ораторы, изготовляются и продаются различные вспомогательные средства, облегчающие все эти проделки; таким образом почти весь оккультный мир предстает в качестве усердных подручных Мрака в искреннем убеждении, что они - жрецы Света!

Уже одни эти примеры доказывают полное невежество, лежащее в основе подобных оккультных устремлений! Из этого явствует, что никто из всех их не является настоящим ясновидцем! Доказательством противного не может служить и то, что из этих начинающих где-то и когда-то получился хороший медиум; вернее - хороший медиум просто-напросто временно увлекся этим в начале своего пути.

Немногие, изначально призванные к этому, обладают в своем собственном естественном развитии защитным импульсом совершенно иного рода, надежно контролирующим каждую фазу; у прочих такого импульса нет. Но и этот защитный импульс срабатывает только при естественном саморазвитии - без какого бы то ни было искусственного форсирования! Ибо - само собой разумеется, что возможен такой импульс только в естественных условиях.

Но он становится противоестественным и, вследствие этого, не вполне согласным с Законами Природы - а ведь лишь Они способны обеспечить такую защиту - как только прибегают к малейшему форсированию; неважно откуда оно исходит - из упражнений самой медиумической личности, или извне - при помощи магнетического сна или гипноза. А если к этому примешивается и неведение, как это сейчас встречается повсюду, то - беда. Когда доходит до дела, желание само по себе никогда не заменит умения. И никто не должен преступать пределы своих возможностей.

Конечно, не исключено, что из сотен тысяч участников этих забав кому-то где-то удается при хорошем защитном импульсе и в самом деле проскочить безнаказанно. Также возможно и то, что причиненный многим вред не успеет еще проявиться в их земном бытии; только с переходом в Мир Иной им внезапно придется узнать о всех совершенных ими глупостях. Но много и таких, которым причинен зримый земной ущерб, об истинной природе которого они не догадываются на протяжении всего своего земного бытия.

Поэтому необходимо раз и навсегда уяснить суть тонко-вещественных и духовных процессов, сопутствующих всем этим забавам. Это так же просто, как все в Творении, и отнюдь не так уж сложно. Но все же труднее, чем думается многим.

На нынешней Земле по воле человечества Мрак захватил главенство над материей. Итак, он укрепился во всем материальном как на благодатной, хорошо знакомой ему почве; поэтому он в состоянии проявиться в материальном во всей своей полноте. Он чувствует себя здесь в своей стихии и борется на известной ему почве. Поэтому и главенствует он ныне над Светом во всем материальном, то есть грубо-вещественном.

Вследствие этого Мрак обладает во всем материальном большей силой, чем Свет. С другой стороны, при таких забавах, как столоверчение и т. п. о Свете, то есть о Возвышенном, вообще не может быть и речи. В крайнем случае можно говорить о худшем, то есть о мраке, и о лучшем - то есть Просветленном.

И вот, когда человек пользуется столом, стаканом или вообще каким-нибудь иным грубо-вещественным предметом, он вступает тем самым на поле боя, хорошо знакомое Мраку. На почву, к которой принадлежит все, относящееся к Мраку. Тем самым он изначально уступает силе, против которой у него нет достаточного защитного импульса.

Давайте рассмотрим спиритический сеанс или хотя бы светское развлечение со столом и проследим за происходящими при этом духовными или, вернее говоря, тонко-вещественными процессами.

Если один или несколько человек приближаются к столу, дабы вступить при его посредстве в связь с Потусторонними силами, ожидая, что они обнаружат себя постукиванием или, что обычнее, движением стола, чтобы из знаков этих сложились слова, то в первую очередь, благодаря связи с материей, притягивается Мрак, который и передает весть.

Потусторонние силы часто очень умело пользуются громкими словами; читая без труда мысли людей, они стремятся ответить на них так, как это хотелось бы участникам сеанса. В серьезных же вопросах они всегда вводят в заблуждение, стремясь, если это повторяется часто, постепенно подчинять своему все усиливающемуся влиянию, чтобы медленно, но верно затянуть в трясину. При этом они очень искусно оставляют заблудших в уверенности, что те воспаряют.

Если же, что возможно в самом начале или при каких-то иных обстоятельствах, посредством стола подаст весть отошедший в мир иной родственник или друг, что случается часто, обмануть будет еще легче. Люди уверятся в том, что вещает в самом деле конкретный друг, и поэтому поверят в то, что любые, передаваемые при помощи стола высказывания всегда исходят именно от этого друга, особенно, если при этом еще и называется имя этого знакомого.

Но это не так! Дело не только в том, что непрестанно следящий Мрак искусно использует имя, чтобы придать этим обману возможно более правдоподобный характер и добиться доверия спрашивающего; доходит и до того, что Мрачный вторгается во фразу, начатую этим действительным другом, и незаметно для спрашивающего он намеренно лживо заканчивает ее. Здесь мы встречаемся с доселе почти неизвестным фактом, когда в одном логически связном предложении участвовали двое. Первый - истинный и, возможно, совсем Просветленный, то есть относительно чистый друг, а второй - из Мрака, злонамеренный.

Последствия этого легко себе представить. Доверившийся обманут и поколеблен в своей вере. Противник пользуется этим, чтобы усилить глумление и сомнения, а порой - и для грубых нападок на все наше Дело. В действительности, неправы оба, что объясняется исключительно все еще царящим в этой области невежеством.

Сам процесс протекает совершенно естественно: просветленный действительный друг, присутствует у стола, чтобы выполнить желание спрашивающего и провещать; и тут вторгается некто из Мрака и просветленный вынужден отойти, так как посредством материи стола пришедшему из Мрака сообщается бо?льшая сила; ибо все материальное и является в настоящее время сферой, принадлежащей Мраку.

Такую ошибку совершает человек, избирающий материальное и уже изначально ставящий себя в неравные условия. Плотное, тяжелое, то есть темное - уже по своей плотности ближе грубо-вещественному, чем светлое, чистое, более легкое и обладает бо?льшим силовым потенциалом вследствие своей более тесной связи с материей.

С другой стороны, просветленное, еще способное вещать через материальное, также все еще обладает плотностью, в определенной мере близкой к материальному; в противном случае связь с материей для передачи вести была бы вообще невозможна. Это само по себе предполагает сближение с материей, что, в свою очередь, может повлечь за собой загрязнение, как только через материю устанавливается связь с Мраком.

Для того, чтобы избежать этой опасности, просветленному не остается ничего иного, как поскорее покинуть материю, то есть стол или иное вспомогательное средство, как только туда вторгается мрачный, ибо первому из них необходимо разорвать связующее звено, что могло бы послужить мостом над естественной, разделяющей и, тем самым, защитной пропастью.

В результате - с потусторонней точки зрения, нельзя помешать тому, чтобы человек, экспериментирующий со столом, не подвергался в таких случаях низменным воздействиям. В своих действиях он, конечно, и не стремился ни к чему иному: ибо незнание законов и тут не может защитить его.

Эти явления прояснят многим столько необъясненного до сих пор; бесчисленные загадочные противоречия найдут свое решение - и можно надеяться, что многие не прикоснутся более к подобным опасным забавам!

Также детально можно было бы поведать и об опасностях всех прочих экспериментов; они - опасности эти - больше и сильнее. Но пока мы ограничимся явлением, получившим наибольшее распространение и употребление.

Упомянем об еще только одной опасности. В результате практики подобного рода вопросов-ответов с настоятельной просьбой о совете люди становятся крайне несамостоятельными. Как раз обратное тому, в чем заключена цель земной жизни.

Со всех сторон этот путь ложен. Он приносит только вред и никакой пользы. Это заползание в почву, таящую опасность столкновения с отвратительными пресмыкающимися и расточения своих сил, чтобы в конце концов в полном изнеможении свалиться у дороги... и все напрасно!

Этой "жаждой познания" причиняется большой вред и потусторонним силам!

Многим темным силам предоставляется тем самым возможность - более того, их вводят в прямой соблазн - причинить Зло, и взвалить на себя новую вину; в противном случае они не дошли бы до этого с такой легкостью. Другим это постоянное единение их желаний и помышлений мешает продвинуться.

Исследовательская деятельность подобного рода предстает при пристальном рассмотрении пронизанной детским упрямством и безудержным эгоизмом, а притом еще настолько неуклюжей, что, пожав плечами, невозможно не задать себе вопрос, как вообще это возможно, чтобы кто-то захотел открыть широкой общественности страну, о которой он сам в действительности ни крупицы не знает.

Порочно и то, что все изыскания производятся на глазах широкой общественности. Это открывает простор перед фантазерами и шарлатанами. А люди - перестают верить!

И в какой области знания такого никогда не бывало. И каждое сегодня общепризнанное исследование терпело множество неудач на пути к успеху. Но никто не посвящал в это общественность! Со временем это наскучило бы и всяческий интерес был бы утрачен. В результате, когда Истина явилась, основная сила воодушевления утрачена, порыв погас и восторги охладели. Человечество уже потеряло способность радоваться в ликовании, охватывающем всех и вся.

Разочарование вследствие того, что пути оказались ложными, обращается в мощное оружие в руках врага; сотни тысяч людей со временем настолько изверились, что несчастные эти из одного только страха обмануться вновь не пожелают серьезно отнестись к представшей им Истине! Они заткнут уши, чего не сделали бы, сложись все иначе, и так упустят последние мгновения, что могли бы еще помочь им вознестись к Свету!

Тем самым Мрак одержал новую победу! За это он может поблагодарить исследователей, которые помогли ему и которые охотно и гордо стали во главе современных духовных наук!

НАВЕРХ


© Copyright 2007   happywelcome.ru
  FinalBible.com   E-mail:  mail@finalbible.com   <<< Перейти на ГЛАВНУЮ стр. >>>